Preview

Нервно-мышечные болезни

Расширенный поиск

Российский опыт успешного применения ритуксимаба при рефрактерных формах миастении гравис


https://doi.org/10.17650/2222-8721-2015-5-3-50-61

Полный текст:

Аннотация

При миастении в 15–20 % случаев пациенты оказываются рефрактерными к стандартным видам лечения. Проведен анализ эффективности ритуксимаба, химерных моноклональных антител к поверхностному антигену В-лимфоцитов – CD20 у 16 больных с рефрактерной миастенией. Во всех случаях препарат вводили еженедельно внутривенно в дозе 375 мг / м2, на протяжении 4 нед. Все пациенты были зависимы от приема кортикостероидов и циклоспорина. На фоне терапии ритуксимабом состояние пациентов существенно изменялось, трансформируясь из тяжелых и кризовых форм (IV и V степени тяжести по MGFA) в средние и легкие генерализованные (III, II и I по MGFA соответственно). Улучшение состояния сопровождалось прекращением миастенических кризов, увеличением силы дыхательной мускулатуры; по мере достижения клинического эффекта существенно сокращены (вплоть до отмены) дозы базовых патогенетических и симптоматических препаратов. Полная ремиссия с отменой базовой терапии отмечена у 4 (25 %) больных в течение 2-летнего периода. Однако у 2 из них после первого курса ритуксимаба наблюдалось обострение миастении через 9 и 24 мес соответственно, что потребовало возобновления терапии кортикостероидами и проведения повторного курса ритуксимаба, давшего положительный результат. В 9 (56,25 %) случаях отмечалась медикаментозная ремиссия, в 3 (18,75 %) случаях наблюдалось улучшение состояния и облегчение течения
исходно крайне тяжелой формы заболевания. На фоне терапии ритуксимабом улучшение состояния отметили все больные: до окончания курса лечения после 1–2-й инфузии – 12 (75 %) больных, 4 (25 %) почувствовали улучшение спустя 1–3 нед после окончания курса лечения. Максимальное улучшение отмечалось в диапазоне 1–12 мес после окончания курса ритуксимаба (на сроках 4,1 ± 2,0 мес). Этапность отмены базовой терапии была следующей: в первые 1–3 мес после лечения ритуксимабом были отменены калимин и циклоспорин. Кортикостероиды отменяли постепенно, соответственно клиническому статусу пациентов, при этом отмечено повышение чувствительности к стероидам даже в небольших поддерживающих дозах. Инфузионные реакции были дозозависимыми и наиболее часто наблюдались при первом введении ритуксимаба и при замедлении скорости инфузии нивелировались. Инфузионные реакции и побочные эффекты отсутствовали в послеинфузионном периоде у 5 (31,25 %) и 8 (50 %) больных соответственно.

Об авторах

Н. И. Щербакова
ФГБНУ «Научный центр неврологии»; Россия, 125367, Москва, Волоколамское шоссе, 80
Россия


Н. А. Супонева
ФГБНУ «Научный центр неврологии»; Россия, 125367, Москва, Волоколамское шоссе, 80
Россия


В. В. Шведков
ФГБНУ «Научный центр неврологии»; Россия, 125367, Москва, Волоколамское шоссе, 80
Россия


А. А. Шабалина
ФГБНУ «Научный центр неврологии»; Россия, 125367, Москва, Волоколамское шоссе, 80
Россия


М. В. Костырева
ФГБНУ «Научный центр неврологии»; Россия, 125367, Москва, Волоколамское шоссе, 80
Россия


В. А. Рудниченко
ФГБНУ «Научный центр неврологии»; Россия, 125367, Москва, Волоколамское шоссе, 80
Россия


О. И. Галкина
ФГБНУ «Научный центр неврологии»; Россия, 125367, Москва, Волоколамское шоссе, 80
Россия


Список литературы

1. Sieb J.P. Myasthenia gravis: an update for the clinician. Clin Exp Immunol 2014;175(3):408–18.

2. Щербакова Н.И., Разумовский А.Ю., Митупов З.Б. и др. Особенности детской миастении с антителами к специфической мышечной тирозинкиназе. Неврологический журнал 2014;19(6):36–43. [Shcherbakova N.I., Razumovskiy A.Yu., Mitupov Z.B. et al. Peculiarities of children's myasthenia with antibodies to specific muscle tyrosine kinase. Nevrologicheskiy zhurnal = Neurological Journal 2014;19(6):36–43. (In Russ.)].

3. Burden S.J., Yumoto N., Zhang W. The role of MuSK in synapse formation and neuromuscular disease. Cold Spring Harb Perspect Biol 2013;5(5):a009167.

4. Yumoto N., Kim N.,Burden S.J. Lrp4 is a retrograde signal for presynaptic differentiation at neuromuscular synapses. Nature 2012;489(7416):438–42.

5. Zhang B., Tzartos J.S., Belimezi M. et al. Autoantibodies to lipoprotein-related protein 4 in patients with double-seronegative myasthenia gravis. Arch Neurol 2012;69(4):445–51.

6. Кузин М.И., Гехт Б.М. Миастения. М.: Медицина, 1996. 224 с. [Kuzin M.I., Gecht B.M. Myasthenia. Moscow, Medicine, 1996. 224 p. (In Russ.)].

7. Zebardast N., Patwa H.S., Novella S.P., Goldstein J.M. Rituximab in the management of refractory myasthenia gravis. Muscle Nerve 2010;41(3):375–8.

8. Townsend M.J., Monroe J.G., Chan A.C. B-cell targeted therapies in human autoimmune diseases: an updated perspective. Immunol Rev 2010;237:264–83.

9. Lisak R.P., Ragheb S. The role of B cellactivating factor in autoimmune myasthenia gravis. Ann NY Acad Sci 2012;1274:60–7.

10. Keung B., Robeson K.R., DiCapua D.B. et al. Long-term benefit of rituximab in MuSK autoantibody myasthenia gravis patients. J Neurol Neurosurg Psychiatry 2013;84(12):1407–9.

11. Barohn R.J., McIntire D., Herbelin L. et al. Reliability testing of the quantitative myasthenia gravis score. Ann NY Acad Sci 1998;841:769–72.

12. Bedlack R.S., Simel D.L., Bosworth H. et al. Quantitative myasthenia gravis score: assessment of responsiveness and longitudinal validity. Neurology 2005;64(11):1968–70.

13. Пирадов М.А., Супонева Н.А. Синдром Гийена–Барре: диагностика и лечение. М.: МЕДпресс-информ, 2011. 208 с.

14. [Piradov M.A., Suponeva N.A. Guillain–Barre Syndrome: Diagnostics and Treatment. Moscow: MEDpress-Inform, 2011. 208 p. (In Russ.)].

15. Marinos C. Dalakas. B cells as therapeutic targets in autoimmune neurological disorders. Nat Clin Pract Neurol 2008;10:4.

16. Mixalis L. Kosmidis, Marinos C. Dalakas. Practical considerations on the use of rituximab in autoimmune neurological diseases. Ther Adv Neurol Disord 2010; 3(2):93–105.

17. Гришина Д.А., Супонева Н.А., Пирадов М.А. Синдром Гийена–Барре: особенности восстановления демиелинизирующих и аксональных форм. Анналы клинической и экспериментальной неврологии 2012;6(4):18–25. [Grishina D.A., Suponeva N.A., Piradov M.A. Guillain–Barre Syndrome: Peculiarities of recovery from demyelination and axonal forms. Annaly klinicheskoy i experimentalnoy nevrologii = Annals of Clinical and Experimental Neurology 2012;6(4):18–25. (In Russ.)].

18. Hain B., Jordan K., Deschauer M., Zierz S. Successful treatment of MuSK antibody-positive myasthenia gravis with rituximab. Muscle Nerve 2006;33(4):575–80.

19. Illa I., Diaz-Manera J., Rojas-Garcia R. et al. Sustained response to Rituximab in anti- AChR and anti-MuSK positive myasthenia gravis patients. J Neuroimmunol 2008;201– 202:90–4.

20. Burusnukul P., Brennan T.D., Cupler E.J. Prolonged improvement after rituximab: two cases of resistant muscle-specific receptor tyrosine kinase + myasthenia gravis. J Clin Neuromuscul Dis 2010;12(2):85–7.

21. Lindberg C., Bokarewa M. Rituximabfor severe myasthenia gravis--experience from five patients. Acta Neurol Scand 2010;122(4);225–8.

22. Koul R., Al Futaisi A., Abdwani R. Rituximab in severe seronegative juvenile myasthenia gravis: review of the literature. Pediatr Neurol 2012;47(3):209–12.

23. Wylam M.E., Anderson P.M., Kuntz N.L., Rodriguez V. Successful treatment of refractory myasthenia gravis using rituximab: a pediatric case report. J Pediatr 2003;143(5):674–7.

24. Maddison P., McConville J., Farrugia M.E. et al. The use of rituximab in myasthenia gravis and Lambert-Eaton myasthenic syndrome. J Neurol Neurosurg Psychiatry 2011;82(6):671–3.

25. Iorio R., Damato V., Alboini P.E. Efficacy and safety of rituximab for myasthenia gravis: a systematic review and meta-analysis. J Neurol 2014 Oct 12.

26. Насонов Е.Л. Материалы совещания экспертов по регистру пациентов с ревматоидным артритом, получающих ритуксимаб (Мабтеру). Научно-практическая ревматология 2008;1. Приложение 3–10. [Nasonov E.L. Materials of consultation of experts for the register of patients with rheumatoid arthritis that receive rituximab (Mabtera). Nauchno-prakticheskaya revmatologiya = Scientific and Practical Rheumatology 2008;1. Appendix: 3–10. (In Russ.)].


Для цитирования:


Щербакова Н.И., Супонева Н.А., Шведков В.В., Шабалина А.А., Костырева М.В., Рудниченко В.А., Галкина О.И. Российский опыт успешного применения ритуксимаба при рефрактерных формах миастении гравис. Нервно-мышечные болезни. 2015;5(3):50-61. https://doi.org/10.17650/2222-8721-2015-5-3-50-61

For citation:


Shcherbakova N.I., Suponeva N.A., Shvedkov V.V., Shabalina A.A., Kostyreva M.V., Rudnichenko V.A., Galkina O.I. Positive experience of the usage of Rituximab in management of refractory myasthenia gravis in Russia. Neuromuscular Diseases. 2015;5(3):50-61. (In Russ.) https://doi.org/10.17650/2222-8721-2015-5-3-50-61

Просмотров: 1019


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2222-8721 (Print)
ISSN 2413-0443 (Online)